?

Log in

No account? Create an account

lazar


Санычъ

Зима будет долгой


Previous Entry Утащить себе Next Entry
Зима будет долгой
lazar

Всё, что было до 10 апреля 2017 года для нас теперь жизнь "до", что-то далекое и нереальное, как беззаботное детство или залитый солнцем пляж. Я хорошо помню это серое весеннее утро: я собирался ехать в офис, но раздался звонок, и нам сообщили результаты грёбаных анализов. Они были паршивыми, очень паршивыми. У младшего сына было подозрение на лейкоз - это рак крови, и нам прямо сейчас надо было брать напавление и лететь в Морозовскую больницу. Направление уже было сделано, и времени было мало. Вот так, в один "прекрасный день" самым обычным утром ваши планы на жизнь меняются. В офис тогда я конечно же не поехал.

То что было дальше, похоже на катастрофу в замедленном действии. Наверное, как-то и так чувствуешь себя в самолете, когда он падает! Расскажите, кто знает? Бесконечные анализы, незнакомые и страшные слова, блеклые больничные коридоры и отстраненные врачи в масках, которым, как тогда казалась, вообще не до чего нет дела. Форменный кошмар и оцепенение. И какой-то огромный, застрявший в голове крик, который словно гудящая граната вот-вот взорвет тебе череп. Постоянно вспомнался финал "Крестного отца" вот именно там передана эта оглушающая тишина.




Как-бы то не было, всё это уже прошло, вернее замерзло как при наркозе. Ты знаешь, что проблема есть и она большая, но это знание не мешает тебе действовать последовательно и рационально. Потихоньку мы освоились в этом кошмаре, навели в нем относительный порядок и даже равесили по стенам кое-какие фотки. Жить можно. Где-то через неделю, когда состояние стабилизировалось и стало понятно, что произошло, нам сказали, что мы запросто могли и не доехать, потому что с таким гемоглобином обычно не живут. Но мы доехали. Окопались и заняли круговую оборону.

Вы спросите, зачем я это всё пишу? Ну, во-первых это мой журнал. А во-вторых, я просто хочу сказать «спасибо» тем, кто помогал нам все это время и помогает сейчас. Тем, кто за нас «болеет» и молится. Я не могу сказать это каждому лично, просто потому, что этих людей много, и с большинством из них я даже не знаком. Когда деньги приходят на карточку, всё что я знаю об отправителе — его имя, отчество и первую букву фамилии. Спасибо вам, друзья!

Если кто не знает, у Никиты острый лимфобластный лейкоз. Сначала нас лечили в Московском Областном Онкологическом Диспансере в Балашихе по обычному протоколу, но потом перевели в Центр детской онкологии имени Дмитрия Рогачева, так как случай сложный, и в обычной клинике шансов нет. Что надо знать об этом центре? Ну, это такой разноцветный космический корабль, который приземлился недалеко от Юго-Западной. А если серьёзно, одна из лучших клиник по этой теме в нашей стране.

Нам уже сделали один блок высокодозной химиотерапии, и сейчас делают второй. Потом, скорее всего будет курс иммунотерапии, а на ноябрь назначена трансплантация стволовых клеток костного мозга. Брать будут у меня.

Прогноз далеко не стопроцентный. Но что может значить прогноз, основанный на статистике, если ты не понимаещь механизм явления? Да всё, что угодно! Любая вероятность теряет смысл, когда отказываешься играть со Вселенной в кости. Единственное, что я знаю точно, зима будет долгой...